В Беларуси гонятся за дешевым жильем, поэтому и строят плохо

Совладелица немецкого архитектурного бюро "Аураплан" считает, что в стране нужно подтягивать мастерство строителей [фото]

Архитектор Роуз Шарновски участвует в совместном проекте общественного объединения «Экопартнерство» по энергоэффективности. Вместе с белорусскими специалистами Роуз следила за строительством многоэтажного дома по столичной улице Волгоградская, регулярно бывала на стройке, оценивала строительство жилья, общалась с дольщиками. Своими выводами Роуз согласилась поделиться и с нашими читателями.

«Дольщики фактически выброшены из процесса строительства»

- Кроме некачественного выполнения работ есть еще одна глобальная проблема - это отсутствие взаимодействия между участниками строительства. Все рабочие процессы у вас происходят по вертикальной иерархии. Заказчики, проектировщики, дольщики, застройщики и остальные должны общаться друг с другом. Вот возьмем проектировщиков. У них хорошее образование и знания. Они могут делать прекрасные проекты домов. Но проектировщики, к сожалению, не представляют себе, как в дальнейшем на практике будут выполнять их проекты. Жильцы-дольщики вообще выброшены из этого процесса. А ведь они итоговые получатели продукта, но их никто не спрашивает ни о чем. Более того, жильцы, как слепые котята, до конца не знают, сколько они заплатят за конечный продукт. Стоимость постоянно меняется.

- Неужели в Германии окончательная стоимость известна сразу?

- У нас все происходит по-другому. За стоимость дома полностью отвечает архитектор. Это его прерогатива - правильно оценить стоимость всего продукта. Он напрямую общается с жильцами. В том числе обсуждает и цены. И у него будут большие проблемы, если эта стоимость превысить определенный предел. Конечно, стоимость в процессе может расти. К примеру, если жильцы решат сделать лифт большего размера. То есть повышение стоимости будет связано с повышением качества.

- Не с ценами, не с задержкой строительства, а именно с повышением качества?

- Конечно, эти факторы могут повлиять. Но если стоимость строительства повышается не из-за изменений, которые в проект внесли жильцы, а из-за инфляции или других причин, то ответственность за это несет архитектор. Если оказывается, что стоимость строительства будет больше, чем ожидалось, то архитектор должен объяснить дольщикам, почему произошло это. Если он сможет договориться, что они сами платят, то они будут сами платить. Но если жильцы не согласны с этой стоимостью, то у архитектора начнутся проблемы. Ему придется обращаться в страховую компанию, чтобы покрывать убытки и объяснять, почему так произошло. Но вернемся к первой проблеме - качеству. Его должны контролировать независимые наблюдатели. Необходимо создать рабочую группу, которая бы с самого начала следила за процессом проектирования и строительства.

- По вашему мнению, в Беларуси вообще нет наблюдателей?

- Мне сложно оценивать, так как за все четыре визита я не сталкивалась с ними. Если они там были, то не обеспечили хороших результатов. Мне кажется почему-то, что их там и не было. По большому счету качество у вас проверяют в конце строительства. Когда идет приемка дома. Но ведь это слишком поздно. И изменить что-то уже невозможно. Именно поэтому должна быть специальная группа по качеству, которая работала бы с самого начала строительства. Очень важно, чтобы эта группа была сторонней и независимой, не вовлеченной ни в один из этапов строительства. Это не должен быть ни УКС, ни строительная компания. Естественно, у них должно быть специальное разрешение на такую деятельность.

- В Германии есть такие группы или компании, которые оказывают такие услуги?

- Я скажу про Гамбург. У нас нет прямого обязательства нанимать независимую рабочую группу. Но государство стимулирует дольщиков субсидиями, более дешевыми кредитами или отсрочками платежей на несколько лет. Так вот, если ты хочешь их получить, нанимай контролирующую компанию. Компания начинает свою работу с анализа проектной документации, потом они приходят на стройку, следят за выполнением всех работ. Если все хорошо, они выдают застройщику сертификат, который дает право получать деньги.

- Дольщики входят в эту комиссию?

- Как правило, нет, та как дольщики – это обычные люди, у которых нет знаний, как все должно происходить, и как за этим наблюдать.

«Получается, деньги выбрасываются на ветер»

- Какие-то ваши рекомендации взяли на заметку при строительстве дома на Волгоградской?

- Пока работа еще не закончилась. Сейчас мы опрашиваем жильцов о недостатках дома. Окончательные результаты мы собираемся представить в Министерство по строительству и архитектуре, а также в Министерство ЖКХ. Мы понимали, что дом запроектирован и уже строится, поэтому, конечно, многие рекомендации воплотить было невозможно. Но мы смогли убедить не устанавливать мусоропроводы. Потому что через них дом терял столько энергии, сколько потребляют четыре энергоэффективных дома.

Как я уже и говорила, качество работ оставляет желать лучшего. Во многих квартирах пробита теплоизоляция, нарушена герметичность здания, неправильно установлены окна. А это все приведет рано или поздно к тому, что материалы потеряют свои теплоизоляционные свойства. В доме будет влага и плесень. И у вас это все прекрасно понимают. Но, скорее всего, в Беларуси жертвуют качеством в погоне за дешевым и массовым жильем.

А ведь не может быть энергоэффективного строительства без надлежащего качества строительных работ. Мы можем говорить о высоких технологиях, о новых материалах, о современных домах с минимальным потреблением природных ресурсов. Но если рабочий небрежно кладет утеплитель или неправильно ставит окна, то со зданием в будущем будут большие проблемы. Получается, деньги выбрасываются на ветер.

- Значит, в низком качестве виноваты строители?

- И они тоже. Понимаете, у вас очень сильный разрыв между проектировщиками и рабочими. Казалось бы, все просто: пусть рабочий ставит только рамы, но делает это профессионально. Пусть он кладет электрику, но кладет ее хорошо. Пусть он умеет только делать утепление, но делает это профессионально.

Это очень простые вещи. Но без них ничего не будет. Сильная специализация - это то, что я бы хотела видеть в Беларуси. Хотелось бы, чтобы компании обратили внимание на эту проблему. Ведь от этого зависит их престиж на рынке.

Конечно, у нас в Германии тоже возникают подобные проблемы. Но, на мой взгляд, есть один эффективный инструмент для решения этой проблемы. Дольщики просто не платят часть суммы, около 10 процентов, до окончания гарантийного срока. Этот срок составляет три года. Так вот, компания не получит эти деньги, если не сможет устранить дефекты. Более того, дольщики могут обратиться к другой компании и отдать ей эти 10% за устранение дефектов.

 

Источник: "Комсмольская правда" 13.11.2014

14 ноября 2014