Новый устав для храма природы

Вера Артеага, газета «Рэспубліка»

Сегодня все чаще констатируют: резервы природы не безграничны, а значит, нагрузку на нее надо сокращать до минимума, переводя экономику на «зеленые рельсы». Речь идет о производстве «зеленых» товаров, экоинновациях и чистых технологиях в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве. Вся деятельность с приставкой эко- — это попытка найти хрупкое равновесие между бизнесом и экологией. Но насколько эти усилия могут быть успешны? 

То, что экологизация производств не фантастика, говорят эксперты, доказывает результат работы экоиндустрии ЕС, средний годовой оборот которой превышает 300 миллиардов евро. Другой и, пожалуй, самый яркий пример в стимулировании экологически чистой экономики – Южная Корея, где в качестве национальной стратегии избран «зеленый рост». Страна инвестировала в разработку «зеленых» видов транспорта, альтернативные источники пресной воды, экологичные технологии переработки отходов более 9 миллиардов евро. Еще 19,3 миллиарда евро было выделено на предоставление займов и сокращение налогов для бизнеса, занятого развитием парков, озеленением, обустройством рек в городах страны.

Большие шансы двигаться в этом направлении, по свидетельству международных экспертов, есть у нашей страны. И «зеленая» работа уже начата, говорит начальник управления аналитической работы, государственной политики и регулирования в области охраны окружающей среды Минприроды Наталья Жаркина. Хотя мы еще в начале большого пути, некоторые шаги уже сделаны. Например, имеются правовые рамки для развития малого и среднего предпринимательства (МСП) в области экологической деятельности. В свою очередь природоохранное ведомство ведет учет объема рисков влияния на окружающую среду. 

Причем требования к соблюдению экологических принципов идентичны ко всем предприятиям, независимо от их величины. «Многие считают, если предприятие маленькое, то и требований к нему должно быть меньше, — удивляется Наталья Жаркина. — Но у нас иной подход. Мы исходим из того, какой деятельностью занимается предприятие. Если она связана с работой в офисе, например, как у туроператоров, то, естественно, и риски влияния на окружающую среду будут минимальными. И совсем другая картина, если предприятие работает, скажем, с химическими веществами». 

Хотя это совсем не означает, что в части соблюдения экологических нормативов всех гребут под одну гребенку: к предприятиям невысокой группы риска и требований меньше. Например, в части обращения с отходами. «Тем, кто образует только коммунальный мусор, — говорит Наталья Жаркина, — не обязательно получать разрешение на обращение с отходами. Достаточно будет договора на их вывоз». Есть, по ее словам, законодательные послабления, касающиеся и других направлений. Например, выбросов в атмосферный воздух. Скажем, для котельной мощностью до 100 кВт разрешения на выбросы оформлять не нужно и т.д. 

И все же главные точки соприкосновения экологам и бизнесменам еще предстоит найти. Как и отыскать и усовершенствовать те экономические рычаги, которые заставили бы малый и средний бизнес повернуться в сторону экологизации своих предприятий. «Для меня это определенная точка отсчета, — высказывает мнение Наталья Жаркина. — Конечно, мы уже выстраиваем наши отношения, но пока это скорее отдельные пазлы, нежели завершенная картина. Пока мы изучаем заинтересованность бизнеса, их пожелания. А что касается экологизации, она может быть во всем: в воде, которая используется, работе с отходами, экономии энергии». 

Кстати, в рамках сотрудничества с ЕС в нашей стране реализуется ряд «зеленых» пилотных проектов, где будут внедрены новые экотехнологии и которые покажут, как «зеленая экономика» выглядит на практике. Причем сферы, о которых идет речь, самые разные. Начиная от развития «зеленого» транспорта (этот проект будет реализован на территории Дворцово-паркового комплекса Радзивиллов) до получения высокоэффективных органических удобрений путем глубокой переработки сапропеля (создание безотходного производства в Житковичском районе). Будет создан комплекс по переработке древесных отходов в биотопливо, налажено производство офисной бумаги из вторсырья, изучен потенциал ветровой энергии, появится питомник для выращивания тетеревов. 

Вместе с тем исследования, которые проводились в Армении, Грузии, Украине и Молдове, рассказал представитель экологического директората Организации экономического сотрудничества и развития Евгений Мазур, большой заинтересованности МСП в экологизации бизнеса не выявили. И причины тому самые разные. «Главная проблема, — рассказал эксперт, — в сложности выделения средств на экологические цели. Предприниматели также сетовали на отсутствие специальных сотрудников в штате, которые занимались бы экологизацией производства, запутанность в оформлении технических процедур. У многих просто не хватало экологических знаний. Но большинство проблем было в тех странах, которые никак не стимулировали переход предприятий на «зеленые рельсы». 

Какой будет ситуация у нас, покажет время. Но уже сегодня нет сомнений, что вопрос «зеленой» экономики – один из основных на государственном уровне. «Сегодня мы выделяем три приоритетных направления поддержки малого и среднего бизнеса, — говорит заместитель директора департамента по предпринимательству Минэкономики Дмитрий Красовский. — Это развитие экспорта, поддержка начинающего бизнеса и тема «зеленой» экономики. Но для того, чтобы она активно развивалась, на мой взгляд, недостает развитых институтов содействия, законодательной базы. Хотя, определено, здесь есть и прорывы. Например, поддержка альтернативной энергетики. Государство предоставляет выгодные условия для компаний, которые реализуют такие проекты: предприниматели могут продавать энергию с повышающим коэффициентом. Это не выгодно государству экономически, но выгодно стратегически. В этом и суть: пока «зеленый» бизнес не слишком привлекательный, задача государства компенсировать эти издержки какими-то своими инструментами. Кстати, наибольшей активности ждем от малых и средних предприятий, поскольку они всегда более динамичны, мобильны и гибки. Хотя основу экологических проблем создают все же крупные предприятия». 

Оригинал публикации

22 марта 2016