Рак на горе свистнул

Вера Артеага, газета «Рэспубліка»

Картина сродни апокалипсической: заросли громадных сухих растений подступают прямо к дороге, кажется, они тянутся, сейчас зацепят и остановят машину. Хорошо, что зима и на борщевике Сосновского нет листьев. Летом эта стена зелени закрывает окрестности, машина едет, как в тоннеле. Да, растение-гость стало у нас хозяином положения, и никакими мерами с ним, похоже, не справиться. И если бы только с ним одним… 

 

Тысячелетиями природа и ее законы были главными регуляторами численности видов на Земле. Многих животных, птиц, растений давно нет, их место заняли другие. Человек всегда вольно или невольно вторгался в эти процессы. Он путешествовал, привозил из дальних странствий новые диковинные растения, необычных животных. Иногда для забавы, иногда с конкретными целями, скажем, для получения красивого меха. Думал ли кто о последствиях? Вряд ли. И сотни лет назад, и сейчас многие решения принимаются без далекого просчета ситуации. Что в итоге? 

Пожалуй, ситуация с небезызвестным борщевиком — один из наиболее ярких примеров такой хозяйственной бесхозяйственности. Везли растение с прицелом изготавливать корма для животных. В итоге оно вырвалось на волю, и на борьбу с ним тратятся большие деньги. Где-то недалеко от борщевика в антирейтинге — золотарник канадский, красота и неприхотливость которого некогда подкупили многих: он стал популярным украшением кладбищ и приусадебных участков. И все бы ничего, если бы не превратился в злобный сорняк, да еще и с аллергенным эффектом. 

Впрочем, по словам руководителя Центра по инвазивным видам НПЦ по биоресурсам Национальной академии наук  Виталия Семенченко, это совсем не означает, что все завезенные человеком растения или животные опасны у себя на родине. Просто здесь они попали в благоприятные условия, когда у них нет конкурентов. Что в итоге? Экологический, социальный, экономический ущерб. «Проблема с инвазией (распространением чужеродных видов) будет только нарастать, — убежден Виталий Семенченко, — поскольку связана она с хозяйственной деятельностью человека. Мы же не можем ее прекратить, а значит, полностью остановить этот процесс не получится».

Точная цифра нежеланных гостей до сих пор не известна, даже эксперты называют ее приблизительно. Говорят, в черном списке число млекопитающих невелико: американская норка, енотовидная собака, ондатра, шакал. А вот рыб здесь — видов 15, и, что любопытно, в основном это черноморские бычки, которые поднялись по Днепру, когда был построен каскад водохранилищ. Им настолько у нас понравилось, что там, где обжились, они заняли процентов 20—30 от общего видового разнообразия. «Другие чужеродные виды не такие многочисленные, поскольку у нас мало водохранилищ, — уточняет ученый. — Но если, например, построить водохранилища на Западной Двине, а такие планы есть, ситуация может усложниться». 

Есть еще один водный обитатель, всего за 10—15 лет наделавший у нас немало бед. Это американский полосатый рак, который, по прогнозам ученых, скоро из Немана, где себя прекрасно чувствует, попадет в бассейн Припяти. Чем он так опасен? Тем, что практически истребил наших исконных членистоногих, перенося так называемую рачью чуму, к которой сам устойчив. По словам ученого, урон, наносимый им природе, оценивается в 100 тысяч долларов в год. 

В целом, поясняет картину Виталий Семенченко, терпят ущерб от чужеродных видов многие страны, мы не исключение. Для США ежегодно это около 120 миллиардов долларов, для Бразилии — порядка 60 миллиардов, Китая — около 30. Из чего складываются эти суммы? «Все очень просто, — говорит эксперт. — Например, взять наши каштаны, которые страдают от каштановой моли. Погибшее дерево нужно спилить, выкорчевать, вывезти, посадить новое. Это затраты на технику, ГСМ, рабочие руки плюс стоимость саженцев. В итоге только одна каштановая моль — вид, попавший к нам из Югославии, наносит стране значительный ущерб. Кстати, в Европейской стратегии по чужеродным видам записано, что он — вторая после антропогенного воздействия угроза для биоразнообразия».

Большинство иноземцев попало в нашу страну вполне официально, например, как американская норка, которую привезли ради меха. Но есть, конечно, и такие, так сказать нелегалы, которые правдами и неправдами прошли через границу, минуя карантинную инспекцию. По наблюдениям экспертов, большинство чужеродных насекомых проникло вместе с ввезенными цветами и посадочным материалом — землей, где, помимо прочего, находится множество невидимых глазу семян. А потом все это «добро» начинает быстро распространяться. Например, как роза онтарио, которая оказалась в нашей стране вместе с американской клюквой. 

Способствует этому процессу и меняющийся климат, в котором виды из Новой Зеландии или Северной Америки чувствуют себя как дома. Например, американская красноухая черепаха, которая облюбовала у нас три территории. «Это очень агрессивный вид, — отмечает Виталий Семенченко. — И если не ограничить его численность, то от нашей болотной черепахи в ближайшие лет 10—15 ничего не останется». 

Хороший гость, как известно, ведет себя на чужой территории скромно, чего не скажешь об инвазивных видах, которые, кстати, часто угрожают и нашему здоровью. Ожоги борщевика могут быть смертельными, пушистые венчики золотарника — аллергенными. Хотя в этом больше преуспел его сородич — амброзия, произрастающая у нас на юге страны. Скажем, в Украине, откуда растение родом, оно вызывает аллергию у  80 процентов живущего рядом населения. И прогнозы далеки от оптимизма: учитывая потепление климата, амброзия вполне может распространиться на большие территории и у нас. Еще один враг здоровья человека — небольшой моллюск из черноморского бассейна под названием литоглиф, который попал в озеро Лукомское, распространен в Припяти и Днепре. Он заразил рыбу паразитами, один из которых опасен для здоровья человека. Стоит вспомнить в этой связи и о переносчиках бешенства, к которым присоединились енотовидная собака и шакал. 

Когда страны занялись подсчетом реального и потенциального ущерба от инвазивных видов, поняли, что с этим нужно бороться. Но как? Есть ли какая-то универсальная формула противостояния? «Многие ввели мораторий, например, США на два года на интродукцию (переселение) любых чужеродных видов животных или растений. Это, кстати, очень действенная мера», — убежден ученый. Но что делать, если чужак уже расселился и вытесняет исконных обитателей? На этот вопрос в Англии, например, где завозная ондатра вытесняла водяную полевку, нашли такой ответ: выделили 5 миллионов фунтов стерлингов на оплату шкурок этого животного. Охотникам разрешили ее отстреливать в любое время. За пять лет проблема была решена. «У нас подобное разрешение удалось получить только в отношении американского полосатого рака, — добавляет Виталий Семенченко, — которого можно отлавливать в любое время и в любом количестве. Но действует такое разрешение всего год. Почему бы не поступить так же с енотовидной собакой или американской норкой? Ситуацию можно было бы исправить. А так с европейской норкой мы уже фактически попрощались». 

Что можно и нужно делать еще?

Как минимум — вести просветительскую работу, поскольку многие нарушают правила от незнания. Этому будут способствовать два издания так называемой «Черной книги», в которой есть списки и подробные описания инвазивных видов животных и растений, что наносят максимальный ущерб. Будет и специализированное детское издание, которое поступит в школы страны.

О неразумной интродукции растений и животных можно писать многотомники, рассказывая, как к нам попало то или иное растение, животное. Но суть ведь не в этом. «Принимая какие-то решения, мы должны очень четко понимать их последствия, — убежден Виталий Семенченко. — И строго наказывать за нарушения. А также оперативно работать на противодействие: если появился какой-то новый вид, который потенциально может нанести вред, принимать быстрые меры по его ликвидации. Нужно расширять и усиливать фитосанитарный и карантинный контроль. Да, это затратно. Но ведь последствия для страны в будущем могут быть гораздо более масштабными». 

 

Оригинал публикации

 

22 марта 2016